Гадюка на Лапах

«Но если ты сеешь на доброй земле — бойся, проси и верь!» (с)

по теме Взгляд в прошлое, Новости, Общее, Религия: ветер перемен?, Российское образование, Угрозы Август 7, 2009 г. в 09:07

 

Уже, наверное, всем известно, что президент РФ начал активную борьбу за моральное здоровье и нравственные устои всего населения нашей необъятной Родины. Не нарушающими Конституцию стезями он посчитал введение в школьные программы курса «Духовно-нравственное воспитание», а в Вооруженные силы — отдельного института воинских и флотских священнослужителей. Причем, для реализации и того и другого – масса оговорок, оправданий и обещаний кропотливой работы, постулируя прямо-таки эскулапское: «Не навреди». Если не жаль трафика, можете полюбопытствовать на сколько обширны дискуссии на эту тему, чтобы лично убедиться в том, что высококультурные, обращающиеся друг к другу на «Вы», но не забывающие обхамить, оппоненты банально скатываются к спорам на тему есть ли Бог вообще или нет. А стоит ли говорить именно об этом, распаляясь и нарушая конституционное право на свободу вероисповедания собеседника?

Полагаю, что интересоваться надо прежде всего тем, что планируется преподавать школьникам. Обещают угодить всем: дисциплину «Духовно-нравственное воспитание» разделили на три курса на выбор — либо изучение истории одной религии, либо истории основных мировых религий, либо курс «Основы светской этики».
Несмотря на то, что эксперименты уже проводятся, о текущих результатах мало что известно. Разве что фрагменты показательных уроков, на которых детки сокровенно шепчут, что Бог – это любовь, а идолы — это телевизор и Киркоров. Кроме того, описан и случай, когда первый же семинар на религиозную тему у деток закончился мордобоем на переменке — это вам не по интернету обмениваться любезностями или бокс по переписке вести. Я понимаю, что в Вооруженных силах преподавать никто не будет, но не станет ли наличие нескольких священнослужителей от каждой конфессии дополнительным поводом поспорить? А ведь это Вооруженные силы. Впрочем, в этом я вряд ли хорошо понимаю, ибо не состояла, а вот в школе – было дело, училась.

Эксперименты со школьной программой практикуются уже давно, и введение нового курса всегда ознаменовывались появлением в расписании обязательных факультативов. Само определение «обязательный факультатив» — это, на мой взгляд, насмешка над русским языком – как необязательное может быть обязательным? Впрочем, ладно. Лучше расскажу какие были у нас косвенно связанные с темой разговора.

1) В начальной школе была этика. Нас учили не путать нож с вилкой, быть вежливыми со старшими, внимательными к младшим и переходить дорогу на зеленый сигнал светофора.
2) В пятом классе ввели обязательный факультатив «Мифы и легенды Древней Греции». Подобрали самый удачный сборник без скабрезностей, по нему и учились. Это было достаточно интересно, потому что вроде бы и сказки, а такие сиквелы!
3) В девятом классе ввели предмет «Культурология». Он состоял из четырех частей, которые параллельно преподавали четыре учителя. Изучали основы философии, изобразительное искусство, зарубежную литературу и музыкальное искусство. Информацию о религиях нам, кстати, давали в подкурсе философии. Обзорно. Почувствовали себя еще более культурными.
4) В старших классах нам преподавали один урок в неделю под названием «Библейские истории». Формат его был очень похож на тот, который был, когда мы изучали мифы Древней Греции. И точно так же, как никто из нас не поверил в пантеон античных богов в полном составе, так же и в Единого Бога не поверил тот, кто не верил в него изначально. Нас не учили тому, чтобы правильно креститься, причащаться или говеть. Изучению подвергалось другое – именно библейские сюжеты. Те самые, которые в основе многих произведений живописи и скульптуры, те самые, откуда так много образов в лирике Ахматовой.
В таком подходе преподавания лично я не вижу ничего оскорбляющего чувства атеистов, буддистов и последователей религий, не знающих Библию – как ни странно, но мировая культура оказалась более зациклена на античных мифах и истории христианства. Конечно, прочие культуры не без своего наследия, но нельзя объять необъятное.

Что же теперь будет пониматься под основами православия? Вводить что-то вроде Закона Божьего – только дразнить родителей. Разделять по конфессиям – очень уж муторно. Более того, Российская империя это уже проходила. Скажем, есть трилогия «Дорога уходит в даль». Дело происходит в дореволюционном Вильно, девочки учатся в институте, и там закон Божий преподают для православных и католичек раздельно. А вот «инославные» девочки (татарки и еврейки), коих меньшинство, просто отсиживают этот урок с условием не шуметь на уроке для католичек. У нас, правда, договорились, что будет не закон Божий, а основы религии, и преподавать их будут светские учителя, но что будет входить в курс? Мало верить – верить надо правильно? А чему будут учить на уроках светской этики? Толерантно относиться к одноклассникам, сделавшим иной выбор? Так что получается, что единственное что не вызывает вопросов – это история мировых религий…

А давайте вспомним ради чего всё это делается. Ради того, чтобы мораль и нравственность блюсти. И вот скажите мне, неужели только религия может в этом помочь? Не очень-то она помогла дореволюционной России. Оставьте уж светскую этику и историю мировых религий, а для основ православия – есть воскресные школы, для других конфессий – тоже.
Мне непонятен этот априори скандальный ход. Разве что для отвлечения внимания. От кризиса, запрета «Дома-2″… Падение нравов молодежи отмечали еще греки до нашей эры, и что-то так долго уже катимся в тартарары. Не решить проблему падения нравов государственными механизмами – все идет из семьи. А в них слишком часто кивают на телевизор, что, мол, еще не того насмотрится. Это родители и на наших собраниях в школе говорили, когда обсуждалось – прилично детям в пятом классе на уроках русского языка пересказывать серию Санта-Барбары и рассказывать, что Дантес был гомосексуалистом. А теперь же еще и Интернет угроза для умов подростков… Впрочем, как обычно — эксперименты продолжаются — посмотрим, что выйдет. Хорошо бы, чтобы о личной ответственности никто не забывал.