Павел Лысенко

Он превратит тебя в крысу!

по теме Война умов, Кино Ноябрь 19, 2008 г. в 09:00

 

Еще не было в русской истории фронтов, где мы потерпели бы столь же сокрушительное поражение, как на фронте недолгой и не слишком ожесточенной схватки отечественной культуры с культурой западных стран.

Открытому столкновению, в котором советская школа кинематографа и литературы, а также примкнувшая к ним классическая музыка были оттеснены от массового зрителя, читателя и слушателя, предшествовал долгий период тлеющей где-то по захолустным ДК и грязным квартирам борьбы отдельных «ярких» личностей с «совком». Победив «совок», «яркие» личности еще некоторое время наслаждались собой, что выражалось в воспоминаниях о том, как их гоняли по подвалам участковые (последних, разумеется, сходу причисляли к КГБ), либо же в воспоминаниях о мелком воровстве в детстве – теперь признаться в нем, почему-то, стало нестыдно.

 

В том, что советская культура не смогла противостоять натиску с запада, нет ничего удивительного. Построенная на человечности, она рухнула под натиском бешеной агрессии, свойственной западной продукции всех направлений. Собственно, кроме агрессии запад нам так ничего и не предложил. Именно западные государства, позиционирующие себя как наиболее цивилизованную часть мира, являются носителями самого высокого градуса беспричинной агрессии. Даже пытаясь как-то бороться с этим явлением, тамошние деятели культуры его только глорифицируют. Стоун, возможно, и хотел своими «Прирожденными убийцами» укорить СМИ за смакование подробностей насилия, но на самом деле вышло, что фильм породил десятки вполне реальных поклонников вымышленных Микки и Мэллори, которые совершили десятки настоящих убийств. Агрессия – дух западного масскульта, его суть. Противостоять ей на ее территории невозможно, к ней можно только присоединиться. Что и делают один за другим деятели современного отечественного искусства.

 

Но речь не об этом. Речь о том, что агрессия – все, что стоит за силой голливудских персонажей. В них нет ни достоинства, ни настоящей уверенности, ни отчаянной отваги – только агрессия, которая в разных случаях обусловлена разными причинами – чаще всего жаждой наживы или мести. И вспоминая хлесткое «Трус!» Волшебника из «Обыкновенного чуда», и глаза Янковского, устремленные в дуло пистолета, зажатого в дрожащей руке вожделеющего мести Медведя, понимаешь, что в случае столкновения Волшебника с любым Терминатором впору будет кричать последнему: «Беги, глупый, беги! Ведь он превратит тебя в крысу!»

 
  • Мимоходом

    PB249183Douceur d'un soir d'été -*114  Remote ChurchBatsi, GreecePyeongChang 2018 Olympic promoLR-4150931
  • Ранние записи

  • Архивы

  • Статистика

    Rambler's Top100