Синдром лемминга

по теме Воспоминания о будущем Январь 13, 2009 г. в 09:00

 

Даже люди, толком не представляющие себе, что представляет собой лемминг (а это, фактически, мышь-полевка, снабженная набором опций для комфортного проживания в полярной зоне), хорошо осведомлены о том, что эти зверьки периодически совершают массовые самоубийства, как правило, путем утопления. Причиной этого считается нехватка в тундре пищи в те моменты, когда поголовье леммингов достигает неких пиковых значений. На самом же деле, голод толкает полярных мышей вовсе не к суициду, а, напротив, к жизнеутверждающей попытке расширения ареала своего обитания и включения в него новых, богатых едой территорий. С этой целью лемминги раз в 3-4 года пускаются в массовые походы, которые нередко приводят их к водным преградам – морям, рекам или фьордам родной Скандинавии. Там-то часть грызунов и тонет, причем совершенно непреднамеренно. Этим лемминги потрясающе похожи на людей. Или люди – на леммингов.

Как ни странно, главная беда человечества – в том, что оно по определению состоит именно из людей, которые, оказывается, представляют собой неимоверно инертных и ленивых существ. Первая обезьяна, когда-то попытавшаяся (скорее всего, безуспешно, но важен сам факт) отбиться дубиной от саблезубого тигра, в конце концов дошла до прямохождения и прочих приятных вещей, которыми мы с вами нынче наслаждаемся. Человек же упорно не желает становиться чем-то качественно новым. Это полностью останавливает процесс развития человечества. В отсутствии жизненных целей за пределами материального обеспечения себя и своей семьи люди все сильнее уподобляются голодным леммингам. Смысла жизни на всех не хватает – основная масса Хомо Сапиенс либо уже стоит на берегу условного фьорда, либо приближается к нему.

Парадоксально, но дело тут, как можно предположить, в разделении обязанностей, которое когда-то дало нам революционный скачок. В условиях повсеместной работы на узких фронтах, будь то металлургия, финансы или даже весьма способствующая познанию мира физика, люди мало думают о себе как о биологическом виде. Во времена предыдущих эволюционных скачков мы тоже о себе так не думали, но хоть в составе племени себя осознавали, а это к виду куда ближе, чем к народу или государству. От саблезубого пытались отбиться всем миром, не ссылаясь на отсутствие соответствующей подготовки или на исполнение других обязанностей.

Можно возразить, что общество предъявляет к человеку другие требования, а мир сильно изменился с тех пор, как дубины были актуальны в масштабе человечества. Однако общество не может быть средой биологической эволюции – единственным подходящим для нее пространством так и осталась природа. А с точки зрения природы человек уже около десяти тысяч лет никак не совершенствуется. Главенствующий на планете вид замер в своем развитии. В то же время новые цели для человечества и, соответственно, смысл жизни для всех его членов нам может предоставить именно очередной виток эволюции вида, благодаря которому у человека могут появиться новые потребности. Однако шансов на это пока мало – у человечества в последнее время почти нет общих целей, а личные интересы отдельных людей уж точно не могут быть двигателем эволюции. Поэтому мы еще долго будем накапливаться на берегу фьорда, покуда не рухнем в него. Возможно, это падение будет новой большой войной или колоссальным социальным кризисом, однако оно неизбежно приведет к огромным жертвам и сильному откату человечества в своем развитии. И тогда целью станет восстановление прежних позиций. Как у леммингов после очередной массовой гибели в походе на новые земли основной целью является восстановление прежней численности популяции. Да-да, судя по всему, с точки зрения природы мы ничуть не умнее мышей. Забавно, правда?

 
  • Мимоходом

    Shoot the shooterLoves his daughterTea and BiscuitsSavoring SummerScituate Light savoring summerLR Belgrade 2019-4130229
  • Ранние записи

  • Архивы

  • Статистика

    Rambler's Top100